НОВОСТИ РЕГИОНЫ ТЕЛЕТАЙП МФР ФОТОГРАФЫ | ПРОЕКТЫ | КОММЕНТАРИИ ПРЕТЕНДЕНТЫ КЛУБ ВИДЕО ВЫСТАВКИ КОНКУРСЫ ИЗДАНИЯ КОНТАКТЫ

   Год в Южной Америке и год путешествий по России. Уникальные фотографии из самых отдаленных уголков столь разных «миров», сдобренные духом самостоятельных путешествий и максимальной концентрацией приключений. Анатолий Чернявский. Житель небольшого города Удомля, член Русского географического общества, мотопутешественник и фотограф      С 3 по 10 февраля в библиотеке им. К. А. Тимирязева (Санкт-Петербург, ул. Шкапина, д. 6) пройдет большой фестиваль «Фотограф и слово». Говорят, фотография может рассказать больше, чем тысяча слов, но мы думаем, что стоит не противопоставлять фото и слово, а рассматривать их как два равноправных метода изучения жизни вокруг      Уважаемые коллеги! Напоминаем, что по Уставу нашей организации годовой членский взнос уплачивается в первом полугодии календарного года. Новый год уже начался. Просим вас заплатить ежегодные взносы и погасить имеющиеся задолженности по ним      Музей-усадьба Муравьевых-Апостолов представляет выставку финалистов ведущей фотографической премии мира Prix Pictet 2017 – «Пространство». Выставка проводится в рамках мирового турне и после успешного показа в Музее Виктории и Альберта в Лондоне пройдет в Москве с 19 января по 18 февраля 2018 года       В гостях у СРЕДЫ - Варвара Кузьмина, молодой и уже успевший заявить о себе фотограф и художница из Владимира. Участница многочисленных выставок, победитель и лауреат фотографических конкурсов Варвара работает с такими темами как временные слои, память, человек и пространство, используя фотографию, инсталляцию, видео и перформативные практики      13 и 14 января 2018 состоится очередной ФОТОWEEKEND — восьмая ярмарка авторской фотографии — в Музее русского искусства и галерее ЛОРИЕ. Организаторы в этот раз приглашают к участию не только фотографов, но и художников — живописцев и графиков      Выставка «Тверская губерния в фотографиях второй половины XIX начала XX веков». В собрании Тверской картинной галереи находится ряд интересных фотографий, принадлежащих известным мастерам светописи, сохранивших для нас жизнь Тверской губернии второй половины XIX - начала XX веков: облик городов и лица людей      В парижском Доме Инвалидов 18 октября открывается экспозиция, посвященная столетию революции 1917 года (Et 1917 devient Revolution). На ней представлены уникальные архивные материалы: агитплакаты, страницы газет и журналов, фотографии, фильмы и многие другие документы      26 декабря в Школе визуальных искусств состоится встреча и лекция независимого документального фотографа Ольги Ингуразовой. Эта лекция — диалог будет особенной. Приходите и узнавайте первыми о том, о чём все остальные начнут догадываться только в новом году!      Презентация книги фотографа Ikuru Kuwajima «Я, Обломов» — современного фотографического переосмысления знаменитого романа И.А. Гончарова. Книга победила в Конкурсе книжных макетов, проходившем в рамках фестиваля актуальной фотографии и фотокниги PHOTOBOOKFEST 2017   



13.12.2013 17:15 | Георгий Костин


© Copyright. Георгий Костин. «Дамы в русской парилке»

Творчество мутаций или мутация творчества?

Вступительная ремарка.

На фестивале «РусАртФото -2013» в Суздале Сергей Потапов, познакомившись с моими работами, сказал, что мне нужно быть не в Cоюзе фотохудожников, а в Cоюзе художников. Поскольку мое творчество больше ЖИВОПИСЬ, чем ФОТОГРАФИЯ. В принципе это похоже на комплимент. Ибо союз художников, и в частности живописцев – вотчина (безоговорочного) искусства. Тогда как фотография даже некоторыми фотографами до сих пор признается искусством оговорочно. Я же считаю себя художником и мыслю именно категориями искусства. И раньше задумывался: кто я таки: фотограф или живописец? После Суздаля решил ответить на этот вопрос (в первую очередь самому себе) максимально углубленно. Полагаю, мои размышления могут быть интересны всем, кто задумывается о роли и месте фотографии в изобразительном искусстве. Понятное дело, некоторые мои выводы могут быть спорными и ошибочными. Это ни в коем случае не есть истина в последней инстанции, а – в самой первой, предварительной. От которой, впрочем, можно отталкиваться в дискуссии, если (надеюсь на это) таковая состоится.

1.

Между художественным произведением и нехудожественным (артефактом) существует порою незаметная (особенно в фотографии), но качественная разница. А именно - в художественном произведении присутствует художественный контекст, а в артефакте – такого контекста нет. Артефакт как любое нехудожественное творение рук человеческих пребывает в объективной реальности, объективной среде, среде безусловных раздражителей. Тогда как художественное творение, художественный контекст – это принципиально субъективная реальность, субъективная среда условных раздражителей. Сотворение художественного произведения – это по сути дела перенос артефакта, или его образа, или же образа любого природного предмета и явления из объективной среды – в среду субъективную. С соответствующим превращением оного из безусловного раздражителя в условный.

Художественность в отличие от НЕхудожественности – это, прежде всего другая реальность. Но реальность не просто не существующая объективно, а, наоборот – реальность существующая, но существующая - предположительно. То есть – сотворенная художником. Всякий образ (в том числе и фотографический), перенесенный в художественный контекст (художественную среду) – становясь художественным произведением, приобретает некое предположительное качество. Каковое он, может быть, и не имел в объективной среде, пребывая в ней в качестве безусловного раздражителя.

Художественный контекст может подразумеваться, как это в большинстве случаев бывает в художественной фотографии. И тогда последняя приобретает некое эстетическое звучание: в ней видится красота, тайна, глубина, вызывающая у зрителя ассоциативный ряд. В этом случае одна и та же фотография может быть одновременно документальной и художественной. В зависимости от того, как она подается автором. Но есть в фотографическом искусстве направление, где художественный контекст ни только явно видим, но он еще и специально выделяется фото-художниками как главный мотив произведения. Для этого используются особенные технические приемы. К такому направлению можно отнести пикториальную фотографию. Она возникла, можно сказать, вместе с обычной фотографией. О ней написано много, и всякий, кто заинтересуется ею, может погуглить.

Творческая манера, в которой работаю я (а именно – фотоживопись) можно отнести к пикториальной фотографии. Да и сам термин фотоживопись – чуть ли ни калька с термина пикториальный. Живописный эффект в моем творчестве достигается так же при помощи технического приема. А именно - снимается отражение в особенной зеркальной пленке. Пленка может быть волнистой, и тогда изображение получается подобным отражению в пруду, или иной водной поверхности, тронутой, скажем, ветерком. В этом случае отражающиеся от зеркала лучи света остаются быть прямыми, изображение хоть и деформируется, но остается быть фотоГРАФИЧЕСКИМ. Гораздо более живописный эффект достигается, когда поверхность зеркала покрыта микроскопическими прозрачными «призмами», в которых преломляются прямые лучи. И тогда из каждого луча света образуется спектр радуги. Все эти переломленные лучи перемешиваются между собой, как в палитре живописца, образуя причудливые, порою невероятно красивые цветовые сочетания. А само первоначальное изображение из фотоГРАФИЧЕСКОГО трансформируется в фотоЖИВОПИСНОЕ.

Эта техника, развиваясь, безусловно, в русле пикториальной фотографии, максимально приблизилась по своей цветовой изобразительности к станковой живописи. Тем не менее – живописью как таковой не стала. Поскольку между моим творческим продуктом и творческим продуктом живописца, не смотря на чуть ли ни абсолютное внешнее сходство – различие принципиальное. Которое, как мне думается, и нет надобности преодолевать. Ибо в фотографии есть то, чего нет и в принципе быть не может в обычной живописи. Об этом я и попытаюсь порассуждать дальше.

2.

Фотоаппарат – искусственный орган человеческого тела. Функционально подобен глазу. Он отражает образы внешнего мира и снимает с них копии. Разве что только глаз отправляет эти копии в память для возможности в дальнейшем вообразить (вспомнить) их. Тогда как фотоаппарат возвращает их во внешний мир, дабы дать возможность глазу заново лицезреть зафиксированные образы, но уже как копии. Степень совпадения фотографического изображения с образом сфотографированного предмета или явления напрямую зависит от качества зеркального механизма фотоаппарата. Чем качественнее фотоаппарат как зеркало, тем точнее им будет произведена копия. Но так же верно и обратное: кривое зеркало – дает кривое (дефективное) отражение. И чем больше степень «зеркальной кривизны», тем дальше будет удаляться фотографическая копия (фотография) от похожести на свой оригинал.

Для документальной (репортажной) фотографии дефективность фотографического «зеркала» – беда, а то и вовсе производственный брак. Тут качество фотографического образа является еще и чуть ли ни первостепенным аргументом, доказывающим достоверность отснятого материала. Но то, что является существенным минусом в фото-репортерстве, может стать существенным плюсом в фото-художестве. Поскольку снятое через искаженное «фотографическое зеркало» изображение, удаленное в похожести от оригинала, может приобретать художественный контекст. И тут уже производственный фотографический брак оборачивается производственным достоинством.

Неверно будет полагать, что всякий брак фотографа-документалиста автоматически приобретает художественную ценность. Это далеко не так. Тут скорее уместна аналогия с селекцией и мутагенезом. Зародыши семян искусственно помещают в чрезвычайно агрессивную внешнюю среду, чтобы побудить их к мутации. Вследствие чего образуются новые и чаще всего уродливые жизненные формы. Однако среди огромного количества бесполезных, а то и заведомо вредных признаков – попадаются один, два таких, которые качественно превосходят те, что были прежде. Сотворение и отыскивание их - трудоемкий творческий процесс. О нем ёмко высказался В. Маяковский: «…изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды.»

Художественная фотография, сотворенная таким образом, можно сказать – есть результат «фотографической мутации». Но не фотографы первыми стали практиковать «мутирование» изображений для достижения нужного художественного эффекта. Систему целенаправленной «мутации» объективного образа первыми разработали импрессионисты. В результате цвет, как один из рядовых (фоновых) признаков доимпрессионистской живописи приобрел превосходное качество и стал доминировать над образом. Так же благодаря «мутации» Сезанн следом за цветом вывел на авансцену живописного произведения форму. Это была уже революция. Благодаря высвобожденной, оторванной от первоначального (объективного) образа форме художник обрел способность напрямую погружаться в суть изображаемых вещей. Прежде он это делал косвенно, поскольку объективный (не «мутированный») образ физиологически принуждал созерцающий его взгляд растекаться по поверхности и тем самым препятствовал проникновению вглубь. Безусловно, и прежде выдающиеся произведения отличались бесконечной глубиной. Но она главным образом подразумевалась и прочитывалась умозрительно. Теперь же - разверзлась для непосредственного восприятия.

3.

ХХ век – это век, можно сказать, «мутированного» изобразительного искусства. И художественная фотография не является исключением. Разве что механизм «мутирования» образов у, скажем, живописца находится в его воображении, то есть внутри; а у фото-художника – снаружи. У живописца этот механизм – естественен, у фото-художника – искусственный. Но функционально они в принципе не отличимы один от другого. Тогда как между способами творения живописного и фото-художественного произведений разница принципиальная. Но ни только в качественно различном инструментарии: у живописца – кисти и краски, у фото-художников – аппарат. Это внешнее, количественное отличие. Качественное же отличие в том, что живописец творит – глядя во внутрь себя, даже если он при этом и пишет с натуры. А точнее сказать – глядя в свое внутреннее зеркало, в котором отражен» мутированный» образ. Тогда как фото-художник, так же как фотограф - смотрит из себя. Для него «мутированный» образ находится вовне, в той же внешней среде, в каковой пребывает образ объективный. «Мутированный» образ для фотохудожника изначально объективирован: он пребывает одновременно в качествах безусловного и условного раздражителя. Фотохудожник в отличие от живописца не рождает в себе «мутированные» образы, а имеет дело с таковыми уже произведенными не им. Это обстоятельство указывает на самое главное различие: фото-художественное произведение – не рукотворно. Тогда как всякое иное произведение ИЗО – рукотворное…

Соответственно качественно различаются и творческие процессы живописца и фото-художника. Живописец от начала до конца творит сам. Сначала он в «кривом зеркале» своего воображения создает модель-образ вынашиваемого произведения. Затем объективирует его, то есть переносит на холст или лист. В процессе переноса (непосредственного творения) воображенный образ может претерпевать изменения, порою существенные. Процесс «мутирования» образа у живописца продолжается вплоть до самого последнего мазка. Тогда как фото-художник может лишь подготовить систему своего (внешнего) «кривого зеркала» к «мутированию». И даже в некоторой степени направить её на производство определенного вида «мутаций». Но сам творить «мутации» он не может: это за него делает система. Фото-художник работает с уже готовыми «мутациями». И талант его сроднен таланту селекционера: он в первую очередь должен разглядеть полезные (превосходные) признаки «мутированного» образа. То есть отыскать крохотные жемчужные зерна в огромной куче навоза. И уже во вторую очередь собрать из этих зерен ювелирное ожерелье. Это делается таким же монтажом, как в кино: только в кино монтажируется время, а в художественном фото – пространство.

Фото-художнику, специализирующемуся на «мутации» исходного (объективного) изображения, не достаточно быть просто художником. Безусловно, чувство прекрасного, гармонии, композиции, цвета – это базовые данные: без них в принципе не может быть способности к художественному творчеству. Но чтобы живописцу сполна реализовать свой художественный дар (и даже гений), достаточно мастерски владеть кистью, то фото-художнику, творящему «мутации», необходимо быть и талантливым инженером. Дабы наращивать и усложнять (чаще всего самодеятельно) систему «кривого зеркала», ядром которой является фотоаппарат. Поскольку именно в этой системе и заложен код индивидуальности. Именно он в свою очередь является первоосновной формой (фактурой), которую фотохудожник заполняет уже своим личностным содержанием, своим выстраданным мировоззрением, ответственно решая ту или иную художественную задачу.


ответов: 1реплика
20.01.2014 19:05 | Максим Букин


Александр Овчинников «Модель № 14. Истерика» 2010, 80х100 см, холст, смешанная техника.

Художник Александр Овчинников родился в 1960 году, живет и работает в Москве. Выпускник Московского академического художественного училища памяти 1905 года, член Союза художников Российской Федерации и Международного Союза журналистов. Начинал как график и живописец (масло, акрил, авторская смешанная техника). Первые выставки состоялись в 1986 году в знаменитом диссидентском выставочном зале на Малой Грузинской улице в Москве (в советское время это было одно из немногих мест, где можно было увидеть неформальное искусство).

Ссылка: http://tvoyaistoria.ru/articles/abstrakciya




Реклама от Яndex и Google помогает нашему сайту выжить, и остаться независимым ресурсом, в наше тяжёлое время. Вы можете отключить её в своей авторской зоне. Спасибо за понимание и участие!

НОВОСТИ РЕГИОНЫ ТЕЛЕТАЙП МФР ФОТОГРАФЫ | ПРОЕКТЫ | КОММЕНТАРИИ ПРЕТЕНДЕНТЫ КЛУБ ВИДЕО ВЫСТАВКИ КОНКУРСЫ ИЗДАНИЯ КОНТАКТЫ

Copyright © Союз Фотохудожников России. e-mail: info@photounion.ru (The Russian Union of Art Photographers), 2001-2015
Права на изображения/фотографии принадлежат авторам или Союзу Фотохудожников России, если не оговорено иное.
Любое использование изображений без разрешения держателей прав запрещается.
Дизайн: Букин Максим
Copyright © MaxPhoto.Info, 2010-2015
e-mail: design@photounion.ru