НОВОСТИ РЕГИОНЫ ТАЙП МФР 2021 БЕЗ БАРЬЕРОВ ФОТОГРАФЫ | ПРОЕКТЫ ПРЕТЕНДЕНТЫ ВЫСТАВКИ КОНКУРСЫ ИЗДАНИЯ КОНТАКТЫ

Рахманинова Мария Дмитриевна (Санкт-Петербург)
В СФР с 2012 года.
Биография


ВЫСТАВКА МАРИИ РАХМАНИНОВОЙ «ПАМЯТИ СЕРГЕЯ ПАРАДЖАНОВА»
[ 09.03.2020 ]

Открытие фотовыставки состоится 17 марта 2020 года в 18.20 в Государственной академической капелле. Выставка проходит в рамках выставочно-издательского проекта «Современная художественная фотография Санкт-Петербурга».

Платоновские чтения постсоветского

При съёмке использованы авторская техника "документального палимпсеста", фильтры и аналоговая оптика. Фотошоп и двойные экспозиции не применялись.


Знание о русском мире, смутно теплящемся в углях империи, открылось книжным страницам через святое изумление Радищева. С тех пор сошло немало вешних вод и отгорело немало пожарищ. Но путь по-прежнему остаётся самым живым способом открыть истинную скорость приближения мира к концу. Особенно путь по железной дороге. Высохшие реки, мёртвые деревни и леса, посёлки и города, разрушенные мосты, заводы, полустанки, колхозы и школы - сплетаются в единый зрительный ряд, обеспечиваемый феноменологией поезда. Если же остановиться и замереть, можно различить, как сквозь эти ширящиеся пространства руин и пепла продолжают мерцать огни их парадоксального и теперь немыслимого истока - античности. Единовременное удерживание в горизонте взгляда этих двух крайних точек - начала и конца - создаёт напряжение натянутого лука и образует необычайный ландшафт. По всей видимости, задающий одну из последних тем красоты.
Работ в альбоме: 13. Просмотров: 763.
• Портрет: студия, реальная среда
• Культура, историческое наследие
• Концептуальная фотография
396440
396441
396442
396443
396444

Посмотреть все работы этого альбома [ 13 ]

ПАМЯТИ СЕРГЕЯ ПАРАДЖАНОВА

Цикл работ, посвященных памяти Сергея Параджанова. В них предпринимается попытка сделать новое высказывание - на созданном им эстетическом языке.

В 2020-м году исполняется 30 лет со дня смерти одного из самых ярких художников в истории кино, Сергея Параджанова. Афористичная мысль П.-П. Пазолини о том, что смерть - это финальный монтаж жизни, позволяет в духе Сартра осмыслять уход великих мастеров как место окончательной сборки их проектов, и через них - их собственной сущности.
В этом смысле для нас сегодняшних годовщина ухода Параджанова - повод в очередной раз перепрочитывать его путь не только таким, каким он был для самого мастера и его современников, но также и из перспективы истории, часто текущей вдаль по руслам старых трагедий, но неизменно производящей условия для нового опыта.
Несправедливо вытесненный в "слепое пятно" советской конъюнктурой, сегодня Сергей Параджанов, увы, по-прежнему остаётся зримым лишь для людей, всерьёз вовлечённых в визуальное искусство. Однако именно теперь, когда поп-культура близка к тому, чтобы исчерпать всю свою псевдоэстетическую пиротехнику, вновь формируются условия для нового запроса на подлинно эстетический опыт в самом широком диапазоне его субъектов: от мало искушённого зрителя до художника.
Как и все великие мастера, Сергей Параджанов создаёт собственный удивительный визуальный язык - как доступ к особой, пронзительной встрече с миром. «Я всегда был пристрастен к живописи, – скажет С. Параджанов сам о себе, – и давно уже свыкся с тем, что воспринимаю кадр как самостоятельное живописное произведение. Я знаю, что моя режиссура охотно растворяется в живописи, и в этом, наверно, её первая слабость и первая сила. В своей практике я чаще обращаюсь к живописному решению, но не литературному. И мне доступнее всего литература, которая по сути своей сама – преображённая живопись». В широком смысле именно этот метод лёг в расслышанным и воспринятым.
Если предположить, что самая искренняя благодарность художнику - новое высказывание на созданном им неповторимом языке, то представленный цикл фотографий, приуроченных к годовщине смерти мастера, создавался именно в качестве такой благодарности. И приглашения к дальнейшему размышлению. В нём предпринята попытка выстроить новое высказывание из постсоветского «сегодня», - высказывание, не повторяющее сами образы Параджанова, но продолжающее его эстетический код, художественный принцип, внутреннюю логику его мира. С учётом новых способов осмысления прошлого и настоящего, нового образного ряда и новых тем.

Работ в альбоме: 21. Просмотров: 602.
• Портрет: студия, реальная среда
390285
390286
390287
390288
390289

Посмотреть все работы этого альбома [ 21 ]

СакартвелоРабот в альбоме: 13. Просмотров: 250.
361221
361222
361223
361224
361225

Посмотреть все работы этого альбома [ 13 ]

RomaniaРабот в альбоме: 13. Просмотров: 264.
• Пейзаж - природа
• Городская среда, архитектура
• Культура, историческое наследие
361236
361237
361238
361239
361240

Посмотреть все работы этого альбома [ 13 ]

КавказРабот в альбоме: 13. Просмотров: 275.
• Пейзаж - природа
• Рекламная фотография, мода, гламур
• Городская среда, архитектура
361249
361250
361251
361252
361253

Посмотреть все работы этого альбома [ 13 ]

Кировский заводРабот в альбоме: 22. Просмотров: 283.
• Репортаж, социальная фотография
• Жанровая фотография
• Городская среда, архитектура
• Культура, историческое наследие
364381
364382
364383
364384
364385

Посмотреть все работы этого альбома [ 22 ]

Постсоветские штудии: Поколение Y

2005, Nikon F65, плёнка
Советский мир долгое время определял облик существенной части территорий земного шара: присущие им эстетические и концептуальные коды, образ мысли, стратегии развития науки и техники, способы индивидуального и коллективного понимания себя, социальные и политические практики и связанные с ними проблемы и феномены.
Предполагалось, что всё это должно заменить прежние - "несовершенные" культурные матрицы этих регионов, поэтому колониальная политика Москвы настойчиво искореняла их отголоски, затаившиеся по тёмным углам - на протяжении всего XX века. Тем, кто ставил к этой политике вопрос, приходилось тяжело. Тем, кто страдал от неё, оставалась лишь надежда на то, что когда-нибудь империя растает и случится автохтонный Ренессанс.

Однако, как замечают исследователи, этого не случилось (см., например, "What does it mean to be postsoviet?" M.Tlostanova и др.). Советское сберегло свою инерцию и после своего конца. И она осталась жить собственной жизнью. Особенно там, где давно смолкли под её натиском любые другие голоса - в холодной пустыне мёртвой утопии. Подобно устойчивому архетипическому мотиву фольклора об инерции жизни сознания умершего, который не в силах поверить в свою смерть.Отношения этого отчаявшегося "призрака" с собственной формой, очевидно, крайне противоречивы: растворяясь постепенно, подобно героям сартровской пьесы "За закрытыми дверями", он обречённо колеблется излюбленными способами в привычных пространствах. Медленно теряя определённость принципов собственного устройства, перетекая контурами в смежные формы, словно напонляясь беспамятством о себе самом и как бы случайно проваливаясь в своих очертаниях в уже совсем отдалённые формы и конструкции.
Эта мёртвая инерция, похожая на временную петлю в "Машине желаний" Стругацких - оказалась родиной для целого поколения людей, родившихся на краю империи. Их молоком стало молоко мёртвой земли, призрачно бормочущей что-то забываемое на ходу. В отличие от живого внутреннего времени искоренённых культур, тоска о которых если не внушает надежду, то хотя бы может быть целебна, мёртвое время советской инерции похоже на её мёртвое пространство: оно статично и ограничено пределами точки, оно не длится - как не дышит механическое, в него нельзя вернуться, потому что в нём нет никакого "куда" - как не было и никакого "где".Быть рождённым внутри него - как быть рождённым машиной в пустоте промышленного цеха и всё же пережить этот опыт как близость матери.
Призракам советского и тем, чьими братьями и сёстрами они стали, посвящён этот проект.
Работ в альбоме: 13. Просмотров: 272.
• Культура, историческое наследие
• Концептуальная фотография
396455
396469
396468
396467
396458

Посмотреть все работы этого альбома [ 13 ]

Танец

Танец лирического героя бросает вызов фаллическому коду державного нарратива и осваивает свободу самостоятельно определять свою маскулинность — например отстраивая её от эстетической трактовки окружающего мира (природы, языковых паттернов фольклора, поэзии, и пр..). Если это и маскулинность, то она подлинно свободна, в том числе от власти.
Еще одно основание державного нарратива - конформный идеал вегетативного существования в пределах строго заданного и примитивного алгоритма действий, общих для всех. Эта аполитичность в существенной степени обеспечивается иммунитетом к памяти о смерти. Вся культура ориентирована на забвение смерти. «Не будем о неприятном», можно — только о весёлом и радостном. Так достигается экзистенциальная депривация человека - через его неспособность учредить себя в качестве деятельного экзистенциального субъекта — в условиях видимости только одной части мира, и вырабатывание нечувствительности к несправедливостики страданиям. Стерильный и не дающий увидеть несправедливость и в целом «неприятное», мир становится похож на камеру больницы и надёжно защищает человека от субъектности в истории и собственной судьбе.
Персонаж съёмки выламывается из этого измерения, и глядит на нас с кладбища, как бы напоминая, что единственный способ подлинно переживать сейчас и понимать завтра — не упускать хотя бы из бокового зрения тему смерти. Забыв о ней, мы скучаем и живём безрассудно, словно никогда не умрём и словно смерти вокруг вовсе нет. Память о смерти — единственный способ по-настоящему инсталлироваться в реальность мира и таким образом мыслить политично, возвращая себе себя, сколько бы нам себя ни осталось, видеть смысл в субъектности.
Другое важное основание великодержавного нарратива — тотальное подчинение жизни функциональности и производительности. Шестидесятые в Европе разобрались с этой путаницей у Фрейда — в его смешении принципа реальности и принципа производительности (см. Г. Маркузе). Теперь время постсоветского мира преодолевать это представление. Представление, согласно которому ценностью обладает только то, что служит мгновенной, или, по крайней мере, скорой пользе. Вера в это надёжно подчиняет людей алгоритмам производства-потребления, за пределами которого они перестают видеть какой-либо смысл — даже самих себя утрачивая из виду как производителей и участников своей эпохи. Работа — покупки-потребление — надёжная клетка, сложенная из прутьев слепой веры в эффективность и функциональность, а также самая надёжная гарантия воспроизводства капитализма.
Танец, поэзия и красота — лучшие примеры метапозиции в отношении этой клетки. Они ничему не служат, не приносят пользу, не эффективны, не полезны и не нужны. Они — самодостаточное измерение воплощения бытия, в его чистом виде, не опосредованном актами производства и потребления. Они свободны от основных констант служения-обслуживания, они — одно из возможных мест подлинной встречи с собственной конкретностью, с самими собой.
Таким образом, танцующий на кладбище повествует о свободе.
Работ в альбоме: 12. Просмотров: 500.
• Портрет: студия, реальная среда
• Концептуальная фотография
391685
391684
391696
391695
391694

Посмотреть все работы этого альбома [ 12 ]

ПрОклятые

Атеистическое осмысление притчи об изгнании из рая.

При съёмке использован авторский метод "документального палимпсеста". Фотошоп не применялся.

В христианстве говорится, что именно опрометчивый шаг в познание стал первым и главным преступлением человека против Бога. Крошечный и слабый, он оказался ввергнут в холодный и безразличный хаос мира, в его пугающую материю, среди которой единственным посохом ему служило мышление. Опираясь на него, - бездомный и беззащитный, обречённый скитаться по созидаемой им же самим ткани истории, плутая во тьме, сбиваясь с дороги и, всякий раз начиная сначала, человек неустанно прокладывал свой невыносимый путь - из мёртвого Эдемского сада - в фатальную и головокружительную свободу - туда, где больше не нужен Бог.
Работ в альбоме: 8. Просмотров: 443.
• Портрет: студия, реальная среда
• Концептуальная фотография
391631
391630
391629
391628
главная работа серии
391621

Посмотреть все работы этого альбома [ 8 ]

АнтропологияРабот в альбоме: 36. Просмотров: 1924. Коментарии: 1.
• Концептуальная фотография
Портрет с репродукцией Пикассо
Портрет социалиста
Ink Inside
***
Thanatos

Посмотреть все работы этого альбома [ 36 ]

После смерти

При съёмке использован авторский метод "документального палимпсеста". Фотошоп не применялся.

Появление на свет человека - это сплетение из Ничто чистого листа, на котором ему предстоит написать свой текст. Часто по нему пишут и другие. Среди них - много тех, кто не слишком разборчив в словах, а иногда и вовсе - не в ладах с совестью.
Одни приходят, чтобы писать строки, в которых можно любоваться отражением своих лиц и благодаря этому - не чувствовать тоски в часы перед рассветом. Другие служат Молоху порядка и дисциплины, и всюду ставят аббревиатуры, подписи и печати. Третьи - то здесь, то там продырявливают строку неряшливым почерком двоечника, отрывая уголки, и затем - уже из чистого окаянства - сворачивают из них плевательные шарики, чтобы попасть, скажем, в воробья. Четвёртые - не гнушаются пролить что-нибудь горячее - чтобы текст вздрогнул и съёжился под ползущей кляксой. Все эти пишущие на чужом листе - делают так потому, что не знают других способов утешиться: мир, вяло кипящий вокруг Золотого Тельца - не слишком располагает к другим формам спасения.
Но когда-нибудь, когда рассеются его мороки, всё изменится, и многое перестанет быть неизбежным. И это будет не Чевенгур, а что-то по-настоящему другое. И в нём - заживёт израненное, и не нужны будут больше бинты, сберегающие тело от новой боли, растекающейся из-под чужих букв. Всё это будет в точности так, как описывал Сартр - так, как могло бы быть после смерти - конечно, если бы после неё что-нибудь было.

P.S.Спасибо Яне, которой хватило смелости поучаствовать в этой платоновской съёмке, где непонятно, кого больше: Платона, или Платонова
Работ в альбоме: 6. Просмотров: 460.
• Портрет: студия, реальная среда
• Концептуальная фотография
5
3
4
2
1

Посмотреть все работы этого альбома [ 6 ]

ГородРабот в альбоме: 22. Просмотров: 615.
• Репортаж, социальная фотография
• Городская среда, архитектура
• Культура, историческое наследие
• Концептуальная фотография
солнечный ветер
Зима
361193
361192
Мёртвая вода

Посмотреть все работы этого альбома [ 22 ]

СтритРабот в альбоме: 11. Просмотров: 659.
• Репортаж, социальная фотография
• Жанровая фотография
• Городская среда, архитектура
Innervision
Дружба
361213
*
Городская история

Посмотреть все работы этого альбома [ 11 ]

Город. (Цвет).

При съёмке использован авторский метод "документального палимпсеста". Фотошоп не применялся.
Работ в альбоме: 32. Просмотров: 752.
• Репортаж, социальная фотография
• Жанровая фотография
• Городская среда, архитектура
361157
361155
361162
Сумерки
Октябрь на Аптекарском

Посмотреть все работы этого альбома [ 32 ]



Реклама от Яndex помогает нашему сайту выжить, и остаться независимым ресурсом, в наше тяжёлое время. Вы можете отключить её в своей авторской зоне. Спасибо за понимание и участие!

НОВОСТИ РЕГИОНЫ ТАЙП МФР 2021 БЕЗ БАРЬЕРОВ ФОТОГРАФЫ | ПРОЕКТЫ ПРЕТЕНДЕНТЫ ВЫСТАВКИ КОНКУРСЫ ИЗДАНИЯ КОНТАКТЫ

Copyright © Союз Фотохудожников России. e-mail: info@photounion.ru (The Russian Union of Art Photographers), 2001-2021
Права на изображения/фотографии принадлежат авторам или Союзу Фотохудожников России, если не оговорено иное.
Любое использование изображений без разрешения держателей прав запрещается.
Дизайн: Букин Максим
Copyright © MaxPhoto.Info, 2010-2021
e-mail: info@maxphoto.info