Союз Фотохудожников России

НОВОСТИ РЕГИОНЫ ТЕЛЕТАЙП МФР ФОТОГРАФЫ | ПРОЕКТЫ | КОММЕНТАРИИ ПРЕТЕНДЕНТЫ MULTIMEDIA ВЫСТАВКИ КОНКУРСЫ ИЗДАНИЯ КОНТАКТЫ

Людмила Таболина: «Всякая фотография-это состояние души»

Александра ВЕСНИНА.

Людмила Таболина родилась в 1941 году в Вышнем Волочке. С 1961 года живет в Ленинграде — Петербурге. Окончила Ленинградский технологический институт, кандидат технических наук. Была членом фотоклуба при ДК им. Горького и фотоклуба «Зеркало». Член Союза фотохудожников России. Работы находятся в коллекциях Государственного Русского музея, Музея истории Санкт-Петербурга, Музея истории фотографии (Санкт-Петербург), Ярославского художественного музея, Музея В. В. Набокова (Санкт-Петербург), Московского Дома фотографии, Музея современного духовного искусства при Свято-Троицком Ново-Голутвином женском монастыре (Коломна), Фотографического музея «Дом Метенкова» (Екатеринбург), галереи «Борей» (Санкт-Петербург), музея Ф. М. Достоевского (Санкт-Петербург) и других.
- Людмила Сергеевна, в одном из интервью вы упоминали, что попали в фотографию случайно, придя в фотоклуб вместе с подругой, а помните ли вы свои первые значимые фотографии?

- Те самые интересные кадры я нашла совсем недавно, благодаря компьютеру, появившемуся у меня в 2005 году, при сканировании архива была найдена масса неожиданного и интересного материала, а старые пленки в отсутствии компьютера были бы просто забыты и выброшены, таким образом и нашлась одна из первого десятка отснятых мной пленок. Это съемка 1964 года, школа в деревне Быстрое Вышневолочковского района. В ней работала учителем подруга моей тетушки, Александра Павловна, которая и позволила снимать свой класс. Эти фотографии понравились очень многим, совсем другая эпоха, другие лица.

- Cкажите, могли бы вы сформулировать, чем для вас является фотография?

- Фотография - это образ жизни. Сейчас по объективным причинам я немного замедлилась в этом процессе, а ранее просто не мыслила себя без фотоаппарата. И судя по тому как все складывалось в моей судьбе, не я выбирала фотографию, а фотография выбирала меня.

- Людмила Сергеевна, назовите тех фотографов, а также, возможно, писателей, художников, которые значительно повлияли на вашу личность, или же тех, кого вы считаете знаковыми?

- В том месте, где я росла, а это был Вышний Волочок, с художниками было «не очень» Я посещала только изо-кружок в Доме Пионеров. А среди фотографов это был в первую очередь Евгений Юрьевич Ракопов, председатель фотоклуба «Зеркало», и весь клуб в том составе, в котором я оказалась. Это была замечательная школа, концентрат совершенно разных, интереснейших людей. В клубе я поняла, что не бывает фотографа «неинтересного», у каждого есть какое-то дополнительное пристрастие. Были среди нас художники-фотографы, литераторы-фотографы, музыканты-фотографы. Все мы варились в одном котле, что чрезвычайно разнообразило нашу жизнь и повышало интеллектуальный уровень выставок и обсуждений.

Еще одна важная встреча и начало нового этапа связано с Георгием Колосовым. Знакомство с ним произошло тот момент, когда я решила расстаться с фотографией. Уже была продана и отдана техника, все кюветы большого формата, оставался лишь аппарат «Киев» cамого первого выпуска с набором оптики, и небольшие кюветы, предназначенные для печати семейной съемки.

Другой важный период связан с событиями 1991 года, когда Е.Ю Раскопов напечатал мои забытые пленки, и с ними я отправилась на фотовыставку «Фотографируют женщины».

- Людмила Сергеевна, вы уже упоминали о том, что с моноклем вас познакомил Г. Колосов, а ведь были работы снятые и без его использования. Cнимаете ли вы без монокля сейчас, и как вы оцениваете эти работы?

- Cнимаю без монокля и сейчас, но я с моноклем, и я без монокля – два разных человека, и совершенно разный поток сознания.

С моноклем есть определенный творческий настрой, видишь определенные сюжеты. С анастигматом уже другое видение. Бывает и так, что выезжая с моноклем, вдруг видишь развертывающееся народное действо, которое моноклем снять невозможно.

- Скажите, как правильно научиться работать с моноклем, как научиться его чувствовать?

- Нужно научиться в нажатие кнопки вкладывать всего себя. Как, например, художник, пишущий картину, вкладывает себя в длительный промежуток времени, а фотографу дана лишь доля секунды, и если он не вложился в нее, то ничего не получатся.

Ведь всякая фотография – это состояние души. Иногда не имея при себе фотоаппарата мы видим то одни, то другие сюжеты. И снимаем мы всегда себя. А самое важное, что мы не осознаем того, что живем в духовном мире, что каждая фотография это привет будущим поколениям от нас. Вот почему старые фотокарточки всегда рассматриваются с большим удовольствием. От них веет ветер времени, эпоха. На этих карточках время становится более концентрированным потому, что оно уже очищено от повседневной суеты. Поэтому, начав сканировать фотографии спустя 50 лет, я по-другому их оценила.

- Людмила Сергеевна, дайте совет начинающим фотографам, как не пропасть, не затеряться в море фотошкол и направлений?

- Я думаю, надо перестать об этом беспокоиться. На самом деле выбираем не мы, выбирают нас. А попробовав то одно, то другое, вы найдете cебя. Например, ко мне приходят те люди, которым я нужна, по этой причине с ними легко работать. Другие уже на первом занятии понимают, что попали не в свою среду. Рано или поздно автор находит себя, ведь Бог своего не оставляет.

- Как вы думаете, какую роль в становлении фотографа может сыграть учитель?

- Один автор нигде не учится, и очень уверенно идет по своей дороге, другому дается что-то от учителей. Все это очень индивидуально.

- Есть ли какие-то человеческие качества, которые важны именно для фотографа?

- Это зависит от вида фотографии. Для репортажной съемки необходима коммуникабельность, личное обаяние, внутренний драйв. Занимающемуся художественной фотографией важно собственное видение мира. Это уже художник-фотограф, и в нем должно быть все присущее художнику, а также еще и умение вложиться полностью в нажатие кнопки.





Фото: Букин Максим. 2017
- Есть мнение, что фотографию не как хобби, а как вид искусства, или основной вид деятельности сложно сочетать с семьей, так ли это?

- Я называю жен и мужей фотографов «пострадавшими от фотографии». Человек сильно сосредоточенный на чем-либо, живущий в каком-то искусстве – эгоистичен. Находясь в собственном деле cложно рассеиваться на семью. Но сочетать фотографию и семью можно и должно.

- Мы все знаем, что фотографический взгляд тренируется насмотренностью, а влияют ли другие виды искусства на фотографическое чутье?

- Без всяких сомнений. Это тот духовный мир, который обогащает человека. Хорошая музыка, живопись – это все, что закладывается в душу, и затем будет отдано в результат. Небольшой пример из клуба «Зеркало»; Валя Капустин играл в оркестре Мариинского театра, Павел Иванов уже тогда был художником, В.Г Михалевкин играл на банджо, и так далее. Кроме фотографии должен быть еще какой-то интерес, помогающий в творчестве.

- Как вы полагаете, что важнее передать в фотографии, то, «что хочется» (задумано автором), или то, «что дается» (неожиданный кадр, решающий момент)?

- Расскажу на собственном примере. Как-то утром я увидела туман, и решила поснимать Медного Всадника, но по дороге к нему обнаружила столько интересного, что до места просто не добралась. То, что мы придумываем, не всегда сбывается. Но нас всегда что-то ведет, только мы этого не замечаем.

- Нужно ли автору стремится донести свою идею посредством фотографии, и не появится ли в ней назидательность, свойственная некоторым литературным жанрам?

- Если какая-то идея тяготит, и ты чувствуешь, что сделать это должен, то в любом случае делать будешь, хочешь ты того, или нет. А что из этого выйдет, и будет ли это назидательно, неизвестно. Отпуская в мир произведение, надо понимать, что оно начинает жить по собственным законам.

- Можете ли вы описать состояние, хорошо подходящее для съемки, то состояние, в котором вы чувствуете, что все получится?

- Да. Например, когда я живу в деревне, целый день находясь возле дома, занимаясь хозяйственными делами, оставляю фотоаппарат в комнате. Но в какой-то момент, выходя на улицу, вдруг понимаю, что «мир изменился». Вот это чувство. В таком случае я беру камеру, и начинаю снимать. А бывает так, что на одной пленке находишь десяток кадров, а на предыдущих пяти - ни одного, снял это ты, но напечатать нечего. Георгий Колосов говорит об этом так: «светлый ангел пролетел, или не пролетел».

- Как вы думаете, вдохновение надо «ловить», или «воспитывать» (много работать)?

- По-разному. Под воспитанием я понимаю «разогрев», когда чувствуешь что-то интересное, и начинаешь искать, искать, в какой-то момент подключаешься к пространству, и мир открывается по-иному. А какого-то определенного способа поймать вдохновение просто нет.

- Опишите состояние противопоказанное для съемки, то состояние, в котором вы от нее отказываетесь.

- Это состояние, когда фотоаппарат не ложится в руку. Пересиливать себя в этом случае не стоит. Как правило это происходит в стрессе, когда в жизни происходит что-то неприятное. Хотя есть состояния, которые мы пытаемся с помощью камеры преодолеть, снимая свое «плохо». Снять, напечатать и уничтожить, но ни в коем случае не показывать, а уж размещать это «плохое» состояние на выставке, на мой взгляд, неэтично.

- Ваши фотографии полны света и любовного отношения к миру, кажется, что такое явление как кризис вам не знакомо. Так ли это? И как, на ваш взгляд, его можно преодолеть?

- Все зависит от характера и темперамента. Каждый по-своему преодолевает кризис. Я также сталкиваюсь с кризисами. В какой-то момент устаешь, и попытки что-то сделать не приносят результата. Это значит, что пришло время отдохнуть, переключить внимание, например, послушав хорошую музыку в театре. Раны бередить не стоит.

- Скажите, сталкивались ли вы с таким явлением как фотографическая зависть, и как с ней бороться?

- Конечно, я сталкивалась с этим явлением, даже и внутри себя, хотя очень давно. Могу сказать одно, каждый из нас индивидуален, на этой планете не найти двух одинаковых людей, и есть только один универсальный рецепт – никогда, и ни с кем себя не сравнивать. В таком случае причин для зависти просто не будет.

- Людмила Сергеевна, многие из нас оперируют понятием «успешный фотограф», каждый вкладывает в это определение что-то свое. Как его понимаете вы?

- Для меня этого понятия не существует. Я не успешный фотограф. Меня это никогда не интересовало, волновал и интересовал процесс фотографии, и когда я ей занимаюсь, получаю большое удовольствие, а в таком случае моя награда уже получена. Какая-то внешняя оценка, признание меня не трогает. Как-то Г. Колосов в одной из статей написал, что не знает человека более равнодушного к внешнему успеху, чем Л. Таболина. Мне действительно все равно. Есть бумага, увеличитель и Слава Богу.

- Существует понятие «уйти со сцены», как вы думаете, применимо ли оно к фотографу?

- Почему бы и нет, но только в том случае, если фотографа сопровождал успех, например, куда и зачем уходить мне, если успеха я не имею? Когда мне не захочется, или я не смогу печатать, не будет сил, я «уйду со сцены». Только не стану объявлять об этом, уточнять дату последней выставки, заставляя зрителя плакать.

- Людмила Сергеевна, есть ли что-то важное, что бы вы хотели сказать будущим фотографическим поколениям?

- Cамое важное – это любовь. Любовь ко всему. К фотографии тоже. Чтобы при нажатии кнопки была любовь, а во время съемки не возникали мысли о том, за сколько ты сможешь продать эту карточку, в какой из редакций ее возьмут. Еще в начале моего пути один из фотографов, перешедших в профессионалы, сказал мне: «Понимаешь какая вещь происходит, бросаешь карточку в проявитель - рубль! Две карточки - два рубля. Три карточки - три рубля, и так далее. И как только этот счетчик у тебя включился - все, ты пропал». Если принять это, то так и будешь жить… с коммерческим успехом. В начале нашего разговора я говорила о духе чистого времени, исходящего от старых фотографий, исходящего потому, что карточки не отягощены материальной, сиюминутной средой, вот этого чувства никогда не возникнет там, где есть стремление к прибыли. И, конечно, всем людям с фотоаппаратом я желаю творческой радости.




02.10.2017 8:17 | Максим Букин говорит:

Огромное Спасибо, Александра! Интереснейшее интервью с замечательным Человеком и Автором!


© Людмила Таболина. Воскресные пироги.
Из серии «Старое Зеркало»

«Старое Зеркало»

Последние лет двадцать оно пылилось
в кладовой лицом к стене между корзиной из лучины
и керосиновой бутылью.
Я повернула его и взглянула в открывшееся зазеркалье.
Неровная пыльная поверхность, с осыпавшейся
местами амальгамой, отражала странный
знакомо-незнакомый мир.
Это был мир скорее знакоя, чем предметов.
Зеркало, видевшее деда и прадеда,
о чем твоя молчаливая речь?

© Людмила Таболина. Интерьер
Из серии «Старое Зеркало»


© Людмила Таболина. Лошадь
Из серии «Старое Зеркало»


© Людмила Таболина. Нарцисс.
Из серии «Старое Зеркало»



Реклама от Яndex и Google помогает нашему сайту выжить, и остаться независимым ресурсом, в наше тяжёлое время. Вы можете отключить её в своей авторской зоне. Спасибо за понимание и участие!
СОЮЗ НОВОСТИ РЕГИОНЫ ТЕЛЕТАЙП ФОТОГРАФЫ | СЕРИИ И ПРОЕКТЫ ПРЕТЕНДЕНТЫ КЛУБ ВИДЕО ВЫСТАВКИ КОНКУРСЫ ИЗДАНИЯ КОНТАКТЫ
Copyright © Союз Фотохудожников России. e-mail: info@photounion.ru (The Russian Union of Art Photographers), 2001-2016
Права на изображения/фотографии принадлежат авторам или Союзу Фотохудожников России, если не оговорено иное.
Любое использование изображений без разрешения держателей прав запрещается.
Дизайн: Букин Максим
Copyright © MaxPhoto.Info, 2010-2016
e-mail: design@photounion.ru